Общество практикующих психологов "Гештальт-подход", программа Московский Гештальт Институт
Ростовское сообщество гештальт-терапевтов
Сайт психологов и психотерапевтов Юга России, работающих в гештальт-подходе
Ростов-на-Дону Краснодар Сочи Армавир Ставрополь Владикавказ Астрахань Волгоград Пятигорск

Библиотека / Лекции / Лекция о тактике работы гештальт-терапевта с различными типами клиентов. (Денис Хломов, Катерина Бай-Балаева). Большой Черноморский Интенсив-2006.


КБ. …. Поэтому удовлетворение неизбежно. Организм проходит все-таки цикл контакта с той или иной степенью затраченной энергии на это.

ДХ. Да. С той или иной эффективностью. И если все-таки попробовать чуть-чуть изолировать… ибо для того, чтобы нам что-то интегрировать, нам это сначала нужно хорошо разделить. Поговорим вот как бы о шизоидной личности. Ну, я подчеркиваю, что «как бы».

КБ. Дело в том, что когда мы говорим о шизоидной, невротической или нарциссической личности, мы о предпочитаемых механизмах прерывания контакта. И нужно отдавать себе отчет, что в прочесе формирования этого человека именно на этих возрастных этапах он пережил какие-то травмы. И это не сделало его менее приспособляемым, а сделало более чувствительным, более тонким именно к агрессии среды вот на этих точках контакта, вот на этих точках кривой контакта. То есть, это не является патологией, это является приспособительным механизмом, обеспечивающим его большую чувствительность в этих точках. Он как бы под это заточен.

ДХ. Это правда, и здесь важно, что наши механизмы, наши способы отношений, наши способы организации жизни – они действительно, первично задаются средой, ну они есть такие базовые первичные штуки, которые трудно убить, типа срыгивания, моргания и так далее, но вопрос той среды, в которой развивается организм, формируется, того, что чаще называется родительской семьей – какие тенденции будут поддерживаться. И существует у психотерапевтов такая – как это, понятное дело, ничем документально, никакими статистическими данными не подтвержденная, но очень важная на самом деле для какой-то опоры в работе с людьми – поговорка, что мать – это образ мира, а отец – это способ действия. И это, на самом деле, такая интересная штука, которую можно будет просмотреть, в том числе, и в таких нарушениях такого рода. И если мы обратимся, попробуем описать первый тип нарушения и, может быть, действительно, начнем со среды, в которой это нарушение формируется, вот шизоидную часть, шизоидную тенденцию, то чаще всего здесь будет семейная структура, в которой мать достаточно активна, эмоциональна, достаточно агрессивна, вторгающаяся в границы, которую как описывал один из первоописателей Бейтсон, мать, отдающая двойные послания часто, фигура отца…

КБ. Я бы еще добавила, что мать очень тревожная. И поэтому нечувствительна.

ДХ. Да, и в этом смысле, мир нечувствителен. И эта картинка интегрируется, как некоторая такая базовая картина мира. Базовая картина мира, где я нахожусь в слиянии для того, чтобы избежать очень опасного мира. И один из способов избежать моих отношений с очень опасным миром – это затаиться, это подавить свою чувствительность. Перестать чувствовать, перестать проявляться. Поддерживать только такие, интеллектуальные способы адаптации. И ведущие механизмы, с которыми придет такой клиент к вам, исходя из этого, это будет интеллектуализация, слияние, проецирование. Понятное дело, что с проецированием у него будет все в порядке. Поскольку границы нет, то для такого шизоидного персонажа совсем непонятно, где расположен какой-то объект, какое-то мое представление – во мне или в мире. И что важно, на самом деле, делать терапевту.

КБ. Одну минутку. Дело в том, что шизоидной части присущ определенный страх. Это страх быть поглощенным, растворенным, исчезающим. Столько энергии уходит на поддержание границ, вот каких-то границ с внешним миром, что очень страшно оказаться без этого. То есть, это даже не страх – это ужас растворения. И исходя из этого базового ужаса определяется тактика работы с этими прерываниями контакта.

Слушатель: Скажите, а по отцу? Про мать вы начали рассказывать, а по отцу?

ДХ. А отец отсутствующая чаще всего фигура. И в этом смысле у этого персонажа нет эффективных способов обращения , нет налаженных механизмов для осуществления контактов. И вот что касается стратегии работы с такими людьми – это большая аккуратность, потому что границ нет. И очень много ужаса, очень много ужаса, переживаемого при встрече с другим. И – аккуратно подходить. Понимать, что вся его интеллектуализация, весь тот бред, который он вам будет нести про дух Випасты и так далее – это его способы заполнить пространство, его способ зашумить этот самый ужас. Чем-то заполнить вот эту ужасную нишу, в которой я могу чувствовать себя, я могу видеть то, что происходит с другим, я могу оказаться вместе. И постольку поскольку такой дефект – он первичный, то работа с этим долгая. Долгая, аккуратная, кропотливая, внимательная. Поддерживать любые ростки чувствительности. Поддерживать любые ростки отношений.

КБ. И позиция терапевта – она должна быть достаточно стабильной и не активной. Активность принадлежит клиенту. Любая интервенция со стороны терапевта, особенно на первых этапах, а первые этапы могут длиться годами, она может разрушить ту тоненькую нить контакта, которая налажена. То есть любая активность, любое изменение. Я работала с таким очень глубоким шизоидом однажды. Он пришел в кабинет и обнаружил отсутствие одной вещи в кабинете. Он совершенно зажался, и в течение 45 минут, пока длилась сессия, он был в ступоре.

ДХ. Я думаю, это важно обозначить, какая это вещь была, потому что это тоже показательно.

КБ. Да-да-да. Это был игрушечный мишка.

ДХ. Причем, знаете, из десятков игрушек для него был очень важен этот объект. И для него отсутствие – это нарушение некоторой структуры, нарушение некоторой безопасности. Это изменение мира, с которым он не знает, как быть.

КБ. И вот в этой сессии для меня было некоторым продвижением то, что почти в самом конце этой сессии он спросил об этом отсутствующем предмете. Потому что вот где-то минут 40 он был в ступоре, он молчал. И как-то наладить с ним контакт было невозможно. И тактика терапевта в этот момент – не добиваться, не проламывть, а просто сидеть, молчать и, в общем, как-то давать пространство.

ДХ. Теперь переходим к следующей градации, к градации невротических нарушений. О ней много чего говорить особенно не стоит, потому что невротик – это король психотерапии. Это радость для терапевта, когда он приходит в кабинет. Потому что большинство из книжек написано про работу с невротиками. Собственно, сам Зигмунд Иванович начинал про это.

КБ. Ну, есть некоторые неудобства, например, когда вас пытаются поглотить, когда о вас пытаются позаботиться, какие-то такие вещи. Как-то с этим тоже приходится обходиться. Но, в общем, конечно, по сравнению с шиззоидом, работать с невротиком гораздо приятнее и теплее. И, в общем, можно позволить себе как-то больше. Во всяком случае, дышать можно заметно.

ДХ. По поводу какой-то базовой структуры, в которой формируется невротик – это такая тревожная, отзывчивая семья, вполне теплая.

КБ. Вполне безграничная.

ДХ. Да-да-да, вполне безграничная, заботливая, порой сверх-заботливая.

КБ. Ну, семья, где дедушка всегда знает, когда его внук хочет писать.

ДХ. Да-да-да. И в этом смысле, у невротик тоже будет один из ведущих механизмов, проявляющихся в терапии – это слияние, это некоторая безграничность. Но безграничность отношения, потому что я могу очень на многое пойти вот в этих отношениях ради того, чтобы они возникли. Единственное, что для меня сложно как для невротика при этом – это отделиться и взять ответственность какую-то. То есть, пережить свое собственное существование. Пережить свою отдельность. Потому что базовые механизмы, базовые способы невротика – это угадывать желания другого, как-то работать, соблазнять, быть соблазненным. В общем, всячески заботиться, вкладываться в контакт. Иногда даже какими-то сверх-способами типа там развития болезни. И в этом смысле, какая-то поддержка и так далее – это такой хороший подарок невротику. Он вообще любит делать подарки. И в этом смысле, работа с симптомом, который так быстро мигрирует по телу, потом останавливается где-нибудь, вполне красивая энергия. И действительно, невротик ради контакта готов на многое…

КБ. Вплоть до того, чтобы разрушить свою жизнь. Ну например, такая заботливая дочка, которая так и не вышла замуж. Ну, чисто невротические вещи. Ребенок, инвалидизирующий себя ради того, чтобы сохранить отношения родителей. То есть, отношения со-зависимости – это отношения невротического уровня. И все это ради того, чтобы избежать одного базового ужаса – ужаса одиночества. Чтобы не провалиться вот в это состояние «я один против мира». И ради этого невротик готов пожертвовать чем угодно. То есть любые жертвы, любая цена не кажется чрезмерной.

ДХ. Чуть-чуть, вот, действительно, два слова, потому что были вопросы, связанные с психосоматикой и психосоматическими нарушениями и был интерес ну вот, действительно, по поводу телесности нарушенной в том и в другом случае. И специфика-то… если шизоид не осознает движений своего тела, не понимает, и для него вечная сложность, где что происходит – в мире или со мной – и любой симптом для шизоида, это будет проявление некоторого ужаса, и отношения с этим симптомом, скорее всего, будут заряжены ужасом, потому что что-то со мной происходит, нечто, чем я не могу владеть. То для невротик-то как раз в этом смысле тесно связан со своим телом, чувствителен, способен плакать, способен очень быстро отзываться на какие-то вещи, на какие-то темы. Вы можете заметить, как на какой-то острой теме у него может кожа покраснеть моментально вот в течение ну буквально нескольких секунд, когда он говорит о чем-то, и потом при разрешении вот этой вот проблемы, энергетики проблемы, этот симптом уходит. Один раз в работе в клинике была история – в процессе работы нога увеличилась раза в два минут за 10, и опала. То есть, связь-то то у него со своей телесностью очень хорошая… и чувствительностью.

КБ. На полшага назад. Очень важно вот то, что ты начал говорить. Дело в том, что тактика работы с шизоидами и невротиками она еще отличается в том, какую энергию мы поддерживаем. С шизоидами мы поддерживаем энергию фона. Невозможно работать с фигурой, с симптомом, это разрушительно, это достаточно опасно, потому что напрямую подключается вот эта энергетика ужаса. А работая с фоном, как бы шизоид укореняется в реальности. И таким образом, возможно простроение вот этой системы безопасности. А когда мы работаем с невротиком, здесь как раз энергия пропадает на выделение фигуры. И в этом плане, тактика работы с невротиками – это поддержание фигуры, выделение ее из фона, тактика проведения различий. Вот есть я, есть ты – мы различны. Ну и как бы сопротивления нет, мы сливаемся или все в порядке.

ДХ. И возможность очень важно поддерживать для невротика вот эту возможность говорить да и нет. Самому устанавливать дистанцию и самому структурировать свой мир. Для него очень важная задачка самому оказаться в центре этого мира.

КБ. Да, то есть эта работа с невротиком – это работа на осознание и поддержание своих желаний и возможности научиться говорить «нет», не испытывая ужаса отвержения. Когда эта функция восстановлена, то можно считать, что работа с невротической проблематикой закончена. И далее, возможно, уже ваш клиент будет выдавать уже следующие способы прерывания контакта, относящиеся к нарциссическому уровню.

ДХ. И на нарциссический у нас остается три минутки. Ну и нормально. Говоря о нарциссическом нарушении, мы подразумеваем, в общем, чаще всего они оказываются связаны с таким структурным нарушением, когда семья, как это выразиться… лишена тепла. Лишена отношений. И отношения с ребенком в семье определяются не изнутри, не чувствами, а некоторыми внешними показателями – хороший или плохой. Причем, ты хороший или плохой – это определяется твоим поведением. Твоим поведением, твоей внешностью.

КБ. Ну ка бы человек сам по себе в этой семье ценности не имеет. Ориентировка идет на то, что ему принадлежит. Внешность ли, способности, оценки – то есть, это семьи, лишенные безусловной любви. Или не умеющие выражать эту любовь, потому что все-таки бывает, что мать любит, а из воспитательных соображений, эту любовь проявлять себе не позволяет. В результате появляется человек, который, в общем-то, про себя ничего не знает. Он знает, что у него есть. И он очень хорошо знает, что ему не хватает, чтобы больше ценили. Причем, не любили, а ценили. И в этом плане, ситуация достаточно безнадежна. Потому что сколько бы он ни приобретал, он все равно не приобретет столько, чтобы завоевать весь мир. И вторым полюсом – никогда не станет настолько плох, чтобы стать плохим, все равно найдется кто-то, кого он в чем-то превосходит. И существует два полюса. Вот нарциссическая личность неустойчива, она либо в положительном полюсе – я бог, я царь, либо она в отрицательном полюсе – я червь, я ничто. То есть, это люди, которые, в принципе, очень одиноки, но они не осознают своего одиночества. Потому что они либо выше всех – и контакт невозможен, либо ниже всех – и тогда поднять глаза и обнаружить других людей невозможно. Ведущее чувство, которого избегают нарциссы – это стыд. И ведущий страх – это обнаружить себя, обнаружить себя живым, ранимым, открытым. В терапии тоже, достаточно успешно. То есть, если вы слишком близко приблизились к нарциссу, будьте готовы к тому, что вас обесценят и опустят ниже плинтуса. Иногда достаточно болезненно. Потому что в преконтакте с нарциссом… ну, у всех есть свои нарциссические части, и нарциссы могут изумительными способами цеплять ваш нарциссизм. И в этом плане, тактика терапевта – это быть очень устойчивым, не поддаваться… Нарциссы удивительно обаятельны. Они очаровательны.

ДХ. Они могут быть еще и отвратительны в другой своей ипостаси.

КБ. Безусловно. Но они очень соблазняющими могут быть. И если вы на это купитесь – вас опустят. Вас сделают. То есть, это не про агрессию, это про устойчивость терапевта – не быть очарованным, не быть разочарованным. То есть не поддерживать ту модель, которая транслировалась в семье. Интерес терапевта к личности, спокойный, доброжелательный интерес к человеку, а не то, чего он может, чего он имеет, что он может вместо себя показать как маску, вот не к маске, а к тому, что за ней, - является той терапевтической средой, где нарциссическая проблематика может быть прожита и открыта. То есть, здесь очень много стыда и очень много работы со стыдом.

ДХ. Да, это очень важная вещь – то, о чем говорила Катя. Того, что всегда в терапии приходится ориентироваться на свои собственные индикаторы. И поэтому, если вы в процессе терапии задумались, а на какой машине я езжу сравнительно с клиентом, а сколько денег я получаю, а какая у меня квартира, и так далее – скорее всего, перед вами нарцисс, который попал в ваше поле.

КБ. Если вам неловко за то, что на вас одето, одежда не лучших марок, не самая дорогая косметика – это про это.

ДХ. И действительно, целительное, и самое важное, самое развивающее для такого вот нарцисса , и самое сложное, надо сказать, в терапии с такого рода клиентами – это оставаться очень собой. Это оставаться очень собой, не брать на себя лишнего, потому что нарцисс придет к вам

КБ. …в поисках спасения. И загонит вас не пьедестал.

ДХ. Да. Только вы, вы моя последняя надежда, мне о вас столько рассказывали, и так далее.

КБ. Я был перед вами у восьми терапевтов – со мной никто не может справиться, вы последняя надежда.

ДХ. Только ваши глаза меня очаровали.

КБ. На это полезно сказать: «Ну, видимо, я вам тоже ничем не смогу помочь».

ДХ. Несколько вернуть к реальности. Потому что известная история, что чем сильнее позитивный перенос, тем сильнее потом будет негативный.

КБ. То есть, вот это вот раскачивание – оно неизбежно. Либо раскачивается сам нарцисс, вот от положительного полюса до отрицательного. Для того, чтобы ему сохранить некоторую стабильность, необходим объект, которого он будет раскачивать, относительно которого он будет качаться. И в этом плане, терапевт для него – достаточно хороший объект. Опустить и уйти. Избежать собственного унижения. В нарциссической проблематике много стыда, унижения, таких вещей. Вообще, наше время для лекции…

ДХ.... сильно истекло

Опубликовано: 2008-10-18 23:07

Gestalt-rostov.ru - 2008 (c)
Created by LinkXP
Powered by Seditio
На правах рекламы: