Общество практикующих психологов "Гештальт-подход", программа Московский Гештальт Институт
Ростовское сообщество гештальт-терапевтов
Сайт психологов и психотерапевтов Юга России, работающих в гештальт-подходе
Ростов-на-Дону Краснодар Сочи Армавир Ставрополь Владикавказ Астрахань Волгоград Пятигорск

Библиотека / Лекции / Лекция о базовых понятиях гештальт-терапии. Часть I. (Денис Хломов, Катерина Бай-Балаева). Большой Черноморский Интенсив-2006.


ДХ. Добрый день! И чего хочу сказать, предваряя сегодняшний такой кусочек лекционный, который, в общем, хотелось бы вести не столько в жанре лекции, сколько больше в жанре такой дискуссии, в жанре взаимного обмена. Мы как-то вчера обсуждали на тренерском сборе, севши после тренерского сбора вместе с Катей в номере, поняли, что, ну наблюдая все то, что происходит в группах, в терапии, как-то слушая отзывы, похоже, надо больше рассказать об основных понятиях гештальта, о некоторых таких базовых принципах подхода к человеку. Как-то согласовать понятия, согласовать аппарат, согласовать язык. И поэтому вот то, про что мы сегодня хотим рассказать – это очень банальные вещи, и практически во всех программах это было. И темы, которые мы постараемся затронуть, они связаны с циклами опыта, и организмическим циклом, с циклом контакта, с процессом контакта, с терапевтическим циклом опыта. И мы точно постараемся говорить об этом так, чтобы эти понятия связывались с тем, что вы наблюдаете – что вы наблюдаете в своей работе как клиенты, что вы наблюдаете в своей работе как терапевты, потому что конечно всякая теория – хорошая штука, но она как-то чуть-чуть по-другому преобразуется, когда ты сидишь на терапевтическом стульчике, как-то она по-другому видится, когда ты там точишь деталь…
КБ. Я вообще хочу сказать, что все началось с того, что нам предложили прочесть лекцию о супервизии. И когда мы начали выстраивать материал, который мы хотим изложить, мы поняли, что нужно вернуться к истокам. Что нужно вернуться к циклу контакта, потому что на самом деле это основные понятия гештальта. И когда мы разговариваем… ведь что такое профессиональный язык? Он не для клиента. Он для того, чтобы можно было в каких-то понятиях изложить себе и коллегам то, что вы наблюдаете. Ну как в том анекдоте. Если нету слова, то нет и того, с чем работать. Поэтому мы все-таки решили вернуться к истокам. Итак, первый цикл, на который все и накладывается – это организмический цикл опыта. И что такое организмический цикл опыта? Это судьба потребности. Что происходит с организмом? Ну, вы все помните, как изображается картинка цикла опыта. Это кривая распределения, я так вот в воздухе буду показывать. И в этом вот левом углу есть такое плато. Состояние покоя организма. Когда ум всем удовлетворен. Нирвана такая, блаженство.
ДХ. И еще маленькая пометочка, что этот цикл – он разворачивается по двум осям. И первая ось – это, понятное дело, ось времени, а эта ось – это ось энергии. Это ось энергии организма, это ось активности, это ось, которая отражает степень нашей включенности. Активности, соединенности, возбуждения, энергитизации организма в целом.
КБ. И соответственно в этой точке активность организма, энергия организма – она минимальна. Далее происходит какое-то исчерпание внутреннего ресурса, наступает некоторая нужда. Как организм это обнаруживает? Возникает некоторое беспокойство. Оно дает… сначала это некоторое переживание недетализированное. Потом возникает ощущение. Ощущение в теле. Затем это ощущение можно осознать.
ДХ. Такое ощущение, имеющее вкус, что что-то не так, что-то происходит. Вот в организме возникла какая-то дефицитарность. Которая переживается именно в виде ощущения. И это очень важно, потому что это ощущение – это такая базовая первичная единица в психологии, в психотерапии, дальше которой некуда идти. Потому что это -самое начало. Это – самая истина. То, что у меня вот там начинает тянуть. Вот там я начинаю чувствовать давление. Головка чуть-чуть начинает плыть. Вот базовый аппарат и базовый язык, с помощью которого мы можем описать то, что происходит.
КБ. Ну да. Как говорил классик, то ли грибочков соленых хочется, то ли большой и чистой любви. То есть, оно еще не очень оформлено. Далее – ощущение можно осознать. И тогда возникает некое возбуждение. Возбуждение, направленное вовне. На поиск объекта, который может эту потребность…
ДХ. Вот чуть-чуть давай затормозимся на этой стадии, потому что вчера мы про нее как раз говорили, и она у нас…
КБ. А, да-да-да…
ДХ. Вот очень важная стадия, вот эта. Стадия осознания. И это очень интересно. Вполне возможно, что в группах и в терапии вы видели эту картинку, вы видели этот уникальный момент. Когда человек мается, и у него нет языка. И у него нет определения того, что с ним происходит. Видно, что энергия уже есть, возбуждение уже есть, руки дрожат там, с дыханием какие-то проблемы и так далее.
КБ. Личико покраснело-побледнело… То есть это телесное. Я хочу подчеркнуть, что это – телесное, и это нужно видеть, терапевт это видит.
ДХ. И он находится в тупике. И происходит момент, замечательный и красивый – момент «щелк». Момент осознания. Да, господи, я ее хочу. О-па – и происходит какой-то переход на другой уровень. И человек понимает, что "я хочу есть".
КБ. И вот это – важный момент обращения вовне. То есть, диффузное, рассеянное возбуждение собирается в пучок и становится целенаправленным, выходит за рамки, за границы себя в поиске объекта, который может удовлетворить потребность.
ДХ. И это тот момент, когда… Если все то, что происходило до этого, касается одного организма, объединенного одной оболочкой, то в этот момент мы начинаем подходить к границе контакта, у нас уже начинает появляться что-то другое, что-то новое. Мы начинаем понимать, что вот желая ее, начинаем примеривать свое желание к нашему опыту. К ресурсам окружающего мира. Смотрим – ее? Ее? Ее? Ее? Нет, котлету.
КБ. И вот, если проскакивает это состояние, то здесь могут быть совершены трагические ошибки. Ну, например, человек пить хочет, вот как криотерапия полных бывает – ну как-то вернуть человеку осознание того, что он на самом деле хочет – попить или поесть? Что является истинным объектом, который может удовлетворить потребность. Потому что если очень быстро двигаться, то вот этот момент осознания можно пролететь.
ДХ. И далее наступает уже, с точки зрения организма – подчеркиваю - это мы еще не переходим к циклу контакта, ну и далее, с точки зрения организма – все довольно просто. Потому что организм наш устроен ну таким… ну на самом деле вполне правильным животным способом, что если чего надо, то надо это съесть. И далее наступает уже следующая фаза. Когда мы уже энергетизировав и обнаружив потребность, начинаем к ней двигаться, как-то вступаем к ней в контакт и начинаем с уханием, хрюканием, чавканием ее как-то поглощать.
КБ. Как только проглотили – вот тут полный контакт и случился.
ДХ. Да. С точки зрения организма.
КБ. Потом идет стадия ассимиляции и вывода. Это в общем как-то тоже дело самого организма. Здесь тоже уже контакт совместно со средой заканчивается. Ну вот, судьба именно одной потребности.
ДХ. И опять же, обращаясь к той самой основе гештальт-терапии, еще так про несколько понятий. Ну, первое понятие. Это организм и среда. И здесь все банально – мы являемся некоторым организмом, который точно не выживает без какого-то обмена со средой, потому что даже в этом организмическом контакте или цикле опыта, которым вроде бы предусматривается рассмотрение жизни только в одном организме, уже, к сожалению, появляется окружающая среда, из которой надо что-то выпить, что-то съесть, с которой нужно совершить этот обмен. Но здесь пока еще все-таки мы обращаем внимание на то, как функционирует здоровый организм, а, к сожалению, человеческий организм, ну ввиду наличия интеллекта, опыта, памяти, социума, воспитания и так далее – здоровым назвать никак нельзя. Увы.
КБ. У меня есть сомнения по этому поводу, потому что если всего этого нет, то организма просто не существует, и тогда получается – либо организм болен, либо помер, а здоровенького – вообще не бывает. Так что я, в общем, не очень согласна с этим утверждением.
ДХ. Ну ладно тебе. Есть же все-таки и в литературе там примеры более или менее здоровых персонажей, относящихся к человеческому роду, например, Маугли.
КБ. Да-да, только в реальности реальный Маугли оказался совершенно неприспособлен к реальной жизни.
ДХ. Ну да, ну да. Это, понятное дело, речь идет все-таки про условную реальность, которая окружает нас, потому что то, что связано с метро, с транспортом, со светофорами, с гаишниками – ну это как-то вот виртуальная немножко реальность.
КБ. То есть, ты хочешь сказать, как я тебя поняла, что социум накладывает определенные искажения, и эти определенные искажения соответствуют определенному историческому периоду. Ну, например, сейчас, мы точно живем в нарциссическом мире. А вот время Средневековья и охоты на ведьм – это какое-то шизоидно-паранояльное какое-то такое время было.
ДХ. Ну, это было время естественное, потому что увидел ведьму - что с ней делать – хвать, и на костер. И как-то много свободы в этом было. А сейчас там всякие суды там и так далее. Ну в общем, некоторые сложные отношения.
КБ. Ну ладно, отвлеклись – поехали дальше.
ДХ. Да. И переходим от такого простого животного и естественного цикла внутри организма к тому самому классическому, который вы все знаете, который ну как-то был разработан уже Д. Зинкером и его школой, к такому классическому циклу опыта, к которому ну как-то вы привыкли. И он фактически накладывается на тот самый организмический цикл, и чуть-чуть, может быть, более подробно позволяет коснуться ну тех прерываний, пользуясь которыми, человек имеет хорошие шансы не достигнуть успеха, не съесть тот самый апельсин, не добраться до котлеты и так далее.
КБ. Да, с другой стороны, он имеет шанс не сломать себе шею, не получить слишком много негатива. То есть, вот то, что ты говоришь – ты говоришь о негативных последствиях прерывания контакта. Но прерывание контакта в здоровой форме – оно необходимо, оно является механизмом выбора свободной регуляции поведения. То есть прерывание контакта – это не всегда плохо, это плохо тогда, когда это привычный, застывший механизм, и в этой точке человек не имеет выбора, он имеет только один способ взаимодействия со средой. Или с другим человеком, что более важно.
ДХ. И тогда, обращаясь и к первому циклу, и ко второму, и к их совмещению, мы обнаруживаем, что на первой стадии, связанной с ощущениями, у нас есть некоторая первая засада. Мы встречаемся с первой засадой, с первым сопротивлением, с первым прерыванием, которое классически называется «слияние» или конфлюэнция и характеризуется это тем, что вот эта первичная фаза для того, чтобы все случилось как-то здорОво, здОрово, чтобы переживание направилось в нужную сторону – она требует некоторого внимательного чувствования себя, некоторого внимательного ощущения, осознавания своих ощущений, нахождения с ними, нахождения в этом процессе и, я подчеркиваю, это действительно очень важно и для терапевтов, и для клиентов, что ощущение – это нечто то, что нам дано. Это как атом - неделимо. Неделимо и обладает немножко своей жизнью. Потому что то, что мы привыкли осознавать как Я, чаще всего мы осознаем как психику, как волю, как что-то. Но на самом деле, у нас всегда есть нечто большее, чем Я – это вот этот вот организм. Это наше тело. Оно больше, чем Я, потому что Я без него, на самом деле, не существует. И в этом смысле наше Я, наша личность – по сути, они паразиты. По сути, они паразиты на вот этой основе. А узнать то, что хочет эта основа, узнать то, о чем она сигнализирует, тот дефицит, с которым мы сталкиваемся, можно только очень внимательно прислушиваясь. Очень внимательно прислушиваясь и очень-очень неторопясь. Потому что мы не способны контролировать процесс появления нашего голода. Мы не способны контролировать, каким-то волевым способом обращаться с тем, когда нам хочется вдохнуть воздуха. Это происходит само, по своим законам. И если мы нарушаем эти законы, тот самый организм, на котором наша личность сидит как паразит – чуть-чуть касаясь психосоматики – всегда нам отомстит. Тем или иным способом. Аллергией ли, онкологией. Каким-то еще способом. Если мы не замечаем вот этих первичных, необходимых для выживания потребностей. И нарушения здесь вот этого осознанвания, прерывания – они могут быть, по сути, двух видов. И первый вид – это когда человек бежит очень быстро, подгоняем культурой - и не обращает внимания на то, что происходит внутри, пытается жить только головой, только идеями.
КБ. Когда собственные желания подменяются. Ну вот в нашей культуре. Нам объясняют, что хотеть. Реклама вам объяснит, что вы должны желать. И в это время отстранение от давления внешней среды – это отдельная большая работа. Работа по осознаванию. При агрессивной среде на это требуется отдельная энергия.
ДХ. Это вот один вид нарушения, когда мы пробегаем, не замечаем, игнорируем сигналы – и второй вид, это когда мы оказываемся очень внимательны к этим сигналам. И пытаемся спрятаться от окружения только в себя. Только в свои ощущения. И тогда этот вид становится похожим на ипохондрию. Когда человек, стараясь задержаться в этой внутренней очень безопасной для себя среде … потому что это я, я спрятан, я защищен оболочкой, у меня внутри что-то происходит, у меня всегда есть чем заняться, у меня может там побурчать в желудке – и я буду про это думать, у меня может заболеть голова – и я буду про это думать, я буду думать, как мое сердечко колотится – и тогда скорее обращаюсь туда и не выхожу в отношения с миром.
КБ. Ну да, это звучит приблизительно так – когда я на тебя смотрю, меня что-то подташнивать начинает. Но чувств у меня к тебе никаких нет. Ну подташнивает немножко, но к тебе лично – никакого отношения.
ДХ. Да. Ничего личного. И это то, что касается первого прерывания. Далее по организмическому циклу наступает фаза интроекции. Фаза прерывания, которая называется интроекция. И здесь вот тот важный момент, что на организмическом цикле это та стадия, когда приходит название. Когда приходит имя вот этого переживания. И здесь существует несколько проблем.
Слушатель: Повтори еще раз, пожалуйста: вначале конфлюэнция, потом проекция, потом интроекция?
ДХ. Нет, вначале конфлюэнция, потом интроекция.
Слушатель: Почему? Если выделяется потребность, она же должна быть отделена, то есть проецируется как бы. Из конфлюэнции когда выделяется потребность – это же что-то есть?
ДХ. Смотри. Конфлюэнция – это некоторое здоровое соединение со своим организмом, которое он может, ну понятное дело, что патология – это крайности здоровья. Дальше, следующее приходит имя, приходит название. Потому что мы не можем спроецировать несуществующее, мы не можем спроецировать неназванное. И проекция как прерывание – оно уже следующее. Потому что суть проекции – это то, что… ну такая организмическая суть проекции – это то, что у меня есть желание, у меня есть активность, и я, по сути, подбираю ее под объекты окружающей среды. То есть почему проекция? Потому что моя потребность, мое желание, мой голод я проецирую, выношу из себя. Примеряю. Бифштекс, бефстроганов.
КБ. Вот еще хочу сказать, что слияние и интроекция – это еще в теле, это еще в организме, а проекция – это уже следующий шаг, это уже вне меня. Поэтому интроекция точно не может быть после проекции. Для этого пришлось бы из себя выскочить, а потом обратно вернуться.
ДХ. Да. И тогда это уже ретрофлексия.
КБ. Да-да-да.
ДХ. Ну да. Выскочил из себя – ой, куда же я попал, бррр! На фазе интроекции мы сталкиваемся с тем, что некоторое название… Ну буквально два слова еще почему и как это происходит. Точно, ну как это, я все время путаю… Онтогенез и этот самый, второй. Ну да, филогенез. Ну не важно. Ну как в развитии человека – первичная фаза, она связана с конфлюэнцией. Ну некоторая такая полная зависимость от материнского организма, которая удовлетворяет ваше желание. Или, во всяком случае, призвана удовлетворять. Ну, понятное дело, что всякая мама – она удовлетворяет свои желания, в первую очередь.
КБ. Ну да, ни один ребенок еще не просил, чтобы его родили. И в этом смысле – не ждите благодарности от собственных детей. Они вас об этом не просили.
ДХ. Ну да, несмотря на то, что, я думаю, многие здесь слышали фразу: «Ну я же тебя родила! Ты же как-то должен!» Как-то хотелось бы. Но на самом деле это было ее некоторое желание, ее некоторое решение.
КБ. Ну, может быть, поучаствовал еще и папа.
ДХ. Да, бывает. Ну это было незначительно, можно сказать минимальное участие. Ну там, несколько минут.
КБ. Ну все-таки давай вернемся к терминологии. Потому что тему как-то можно долго развивать.
ДХ. Ну на самом деле, правда, вчера вот как-то обсуждая, обнаружили очень много связанных тем, которых не коснувшись хотя бы вскользь, вроде бы невозможно продолжать говорить дальше. И точно понимаю, что здесь, на этом интенсиве есть люди с очень разным опытом, получавшие в разных программах немножко различные знания. Потому что, понятное дело, что тот же самый организмический цикл и цикл контакта разные тренера рассказывают по-разному. Ну, по крайней мере, чтобы здесь, ну внутри интенсива, было пусть такое вот кривое, преломленное через меня и Катю… но все таки чтобы была какая-то единая информация, потому что как иначе разговаривать, если нет единого языка?
КБ. Ну, кроме того, нам самим это безумно любопытно, как оказалось.
ДХ. Да, начали спорить.
КБ. Да. В чем-то даже соглашались.
ДХ. Да, и, возвращаясь чуть-чуть назад – почему заговорили о родительских отношениях – потому что без этого сложно объяснить суть интроекции. Потому что интроекция – и как здоровый организм, и как болезненный организм – точно лежит на плечах конфлюэнции. Потому что между мной и мамой, с которой я провел столько времени вместе, точно граница слита. Она размазана. Точно я в этих отношениях наиболее роним.
КБ. Мама тоже.
ДХ. Мама тоже, да. Но мама защищена некоторой своей жизнью и опытом. И, к сожалению, до поры-до времени не я как-то учу маму и объясняю… ну там, начиная с некоторого времени, могу – как пользоваться там сотовым телефоном, чем-то еще… Но вот первичные понятия, первичные отношения, первичные образы, первичные сигналы об опасности, некоторые представления, барьеры – чего можно, чего нельзя…
КБ. Что смертельно опасно, чего нужно избегать всеми силами, а что можно подпустить. Это определяет мать.
ДХ. Ну да, некоторые правила жизни.
КБ. И в этом смысле, это материнская фигура устанавливает границы, правила, законы. То, что можно принять без специальной проверки, то, на что можно полагаться и то, что обеспечивает безопасность. И был вопрос, что в процессе взросления эти границы нужно проверять. И выяснять – ну а действительно красная икра при попадании внутрь человеческого организма смертельно ядовита? Может оказаться, что и нет.
ДХ. Или как недавно, узнали такую замечательную историю, вот чем опасна сексуальная жизнь для девочек и чем опасно начало сексуальной жизни. Оказывается, такая сложная ситуация. Как это – подразумевающая страшную жертву, потому что как только девушка начинает сексуальную жизнь, у нее моментально расширяется таз и, соответственно, все окружающие тут же видят, что этот таз расширился. И сразу же начинают воспринимать ее по-другому. Недавно вот столкнулись с таким представлением. Как вам? Догадываетесь, откуда это пришло?
КБ. Да, мамы бывают очень глупыми.
ДХ. Так что вот эти интроекты, представления, запреты, отношения – они очень сильно могут нарушить как отношения со средой, так и отношение к собственному организму, потому что я начинаю злиться, а это мне запрещено… А с этим-то я ничего поделать не могу, потому что моя граница нарушена.
КБ. Да, и дано мне это в телесных ощущениях. Как-то то, что уж совсем проигнорировать нельзя, можно вот не осознавать, но не чувствовать – это невозможно, то тогда с этим приходиться как-то обращаться: либо симптом в себе развить, либо еще чего такое приятное сделать. Ну в общем, как-нибудь себя покалечить. Слушай, у нас остается еще 5 минут, и я думаю, что цикл контакта до конца рассказать нам сейчас не удастся.
ДХ. Да, похоже на то. Слушай, а что-то мы действительно так заболтались с удовольствием. Может у вас есть на эти минутки какие-то вопросы, какие-то пожелания, потому что – ну как считаете, стоит продолжить это дело после выходного?
Слушатель: Да, а будет еще что-нибудь про психосоматику?
ДХ. Конечно будет, конечно будет. Потому что и здесь мы уже касаемся каких-то вещей.
КБ. Знаете, вот хотелось к вопросу о соматике, о таких вещах, о работе со специальными какими-то расстройствами. На самом деле, мне кажется, что если опираться на цикл опыта, как-то отдавать себе отчет в терапевтическом цикле взаимодействия, то работать можно с любой темой. Потому что мы работаем, мы поддерживаем не тему, а энергию, а цикл контакта. И тогда для того, чтобы работать с определенными какими-то вещами, вам не нужно специально… но то есть хорошо бы, но это не является обязательным условием. Вам не нужно для работы с какими-то темами знать специально, как с ними работать. Это про интроекты. Если вы готовы опираться на энергию, на поддержание цикла контакта, если вы отдаете себе отчет в том, что вы поддерживаете процесс – этого достаточно, чтобы взаимодействовать с любым пришедшим клиентом. Когда к вам приходит клиент с улицы, вы не знаете, что он вам принесет. И это всегда лотерея, это всегда риск. Почему-то они не приходят и не говорят – вы знаете, я такой милый легкий невротик, поработайте со мной, пожалуйста. Они просто про это ничего не знают.
ДХ. И еще два слова на эту тему хочется сказать – на самом деле, это то, что я хотел предложить началом лекции о психосоматике… что психосоматика – это миф. И психосоматики в гештальт-терапии точно нету. Потому что как только мы обращаемся к некоторым базовым основам, установкам, основам гештальт-терапии, как холистическая концепция гештальт-терапии – человек целостен. То, что происходит, то, с чем мы встречаемся, видя соматические нарушения – это есть некоторые нарушения нормального протекания жизни, энергии, отношений. И, по сути, то, с чем мы сталкиваемся, видя психосоматические расстройства и есть вот эта травма разделения человека на тело и личность. И некоторая попытка – отчаянная и бессмысленная, некоторая попытка поставить там личность, идеи, какие-то вот эти вот вещи выше своих организмических, выше своего организмического животного. Оно не может быть выше. По крайней мере, какие-то равные отношения. Но не выше.
КБ. Да. И личность является функцией организма, а никак не настройкой, никак не структурой. Это важно осознавать. Это очень непривычное, если доводить эту мысль до конца – это чуждая нашей культуре мысль, ну и полезная. Дает некоторую свободу. Время наше закончилось.
ДХ. Ну что, если мы вам не очень надоели, то мы продолжим тогда после выходных? Хорошо.

Опубликовано: 2008-10-18 22:48

Gestalt-rostov.ru - 2008 (c)
Created by LinkXP
Powered by Seditio
На правах рекламы: